e-mail: Maria@scenarist.in.ua

Александр Гордон. Теория Конфликта. Часть 2


Если у Вас нет конфликта — проверьте, есть ли у Вас пульс!

 

Всем, кто так, или иначе связан с кино — вдохновиться и досмотреть!

 

Известный телеведущий Александр Гордон, в рамках форума «Интерра» представил в Новосибирске свой мастер-класс на тему «Конфликт как основа создания медиаконтента». Выставочный зал кинотеатра «Победа» по этому случаю превратился в поточную аудиторию, поток «студентов» в которой постоянно обновлялся за счет вновь подошедших слушателей. Что восприятию «лекции», честно говоря, не помогало. Зато создавало устойчивый «оживляж» на задних рядах.

Впрочем, что-что, а держать внимание аудитории Александр Гордон умеет. Собственно, на эту тему и был мастер-класс для журналистов, от человека, который журналистику даже не считает своей профессией – как известно, Гордон по образованию – актер. А всю свою успешность в сфере тележурналистики Александр объясняет тем, что якобы выработал некую рабочую схему манипуляции вниманием зрителя. И назвал ее – Теория конфликта.

 

Про конфликт и «зачем»

 

— Почему «Теория конфликта» — это важно? Да потому что нет никакого другого способа заставить человека вас выслушать, кроме как обратить его внимание на вас, и это внимание удержать, — говорит телеведущий. — Казалось бы, что может быть проще? Крикнуть: «Эй, смотри!» Но долго так внимание не удержишь. Следовательно, нужно придумать: как и чем это внимание удерживать до того момента, пока ты не сообщил человеку все, что ты желал ему сообщить… И оказывается, театральное учение о конфликте, адаптированное к журналисткой среде, очень в этом помогает!

Правда, не все присутствующие были рады такой помощи. Например, среди гостей мастер-класса оказался и начальник департамента массовых коммуникаций Новосибирской области Андрей Гладченко, который обратился к телеведущему с вот таким вопросом:

— Вы поставили задачу для журналиста – привлечение и удержание внимания. Для современного журналиста эта задача конечна, или есть все-таки у него какая-то миссия?

— Вообще, все что человек делает ( тем более, если он делает это публично) всегда отвечает на вопросы «что мы делаем?», «как мы делаем?», и третий – самый главный – «зачем мы это делаем?», — ответил Гордон. — Вопросы «что» и «как» мы можем разбирать профессионально. Но вопрос «зачем?» – вряд ли. Нужно начинать воспитывать человека еще утробе матери, чтобы он мог отвечать на вопрос «зачем?». И это проблема не только современной журналистики. Это проблема современного кинематографа, театра. И не только в России… Вопрос «зачем» является главным, и почти никто на него не отвечает. «Что ты делаешь?» – спрашиваю я приятеля. «Роман пишу» – отвечают мне. Или: «Кино снимаю». В лучшем случае, они отвечают на вопрос «что?». А вот ответить на «зачем ты это делаешь?», и, главное, научить этому нельзя.

 

Чем хуже – тем лучше

 

— Я – всего лишь провокатор, которому платят за провокацию деньги, — не стесняется Гордон. — Моя задача – создать конфликт и быть интересным аудитории. Как можно обвинять провокатора в том, что он хорошо делает свое дело, за которое ему платят, и за которое его, собственно сюда и пригласили?

— А что делать, если конфликт в студии, созданный вами, переходит в открытое противостояние? – интересуются молодые журналисты.

— Ну, противостояние в студии – это нормально, – говорит Гордон.

— Что делать-то ведущему? Если драка уже? – не унимаются журналисты.
— Вы знаете, я стараюсь не вмешиваться. ( зал хохочет. – прим. авт.) Я объясню почему. Мы, так или иначе, — создаем в студии конфликтную среду. И каждое индивидуальное проявление так же интересно, как и конструкция конфликта, о которой я сейчас говорю. Когда меня,скажем,обвиняют в том,что я не людей показываю, а монстров, я на это отвечаю: да нет же, в мою студию приходят интеллигентные, милые люди! А что с ними потом, в течение передачи происходит – я-то тут причем? И зачем им мешать? Пусть открываются! Довести, правда, до такого состояния человека трудно. Но вот остановить – невозможно. И не лезьте вы в драку — пусть их охранники разнимают!

— И есть ли предел всему этому?

— Я настолько цинично отношусь к своей работе – тем более к телевизионной, что предела этому не вижу. Чем хуже — тем лучше.

— Уровень допустимости для вас какой?

— Да очень простой уровень! – говорит Гордон. — Пока общество терпит – значит допустимо.Перестанет терпеть – значит не допустимо. Наша профессия по определению аморальна. Вы же лазите в чужие дела и полощите на публике чужое белье. Какая у проститутки профессиональная этика? Давайте поговорим об этом.

— А чем вы от Малахова отличаетесь? Он же тоже говорит, что провокатор. – спрашивает кто-то с задних рядов.

— Только тем, что он — Малахов, а я Гордон. Разница очень небольшая, но все-таки есть.

 

Смесь Познера и Малахова

 

Сейчас Гордон записал 4 пилотных программы «Гражданин Гордон», но пойдет она в эфир или нет – не знает до сих пор. Говорит, что программа эта тоже будет конфликтная по определению – «смесь Познера и Малахова».

А вот программа «Гордон Кихот» закрыта окончательно и бесповоротно.

— И я этому рад, — говорит Гордон. — Потому что стала она в итоге в совсем не такой, какой замышлялась изначально. А если завтра не будет телевидения, мне будет даже приятно. Оковы тяжкие падут и я, наконец, займусь делам.

Под «делом» подразумевается кино — Гордон снял уже три «полных метра». А третьего ноября обещает приехать в Новосибирск еще раз – уже рассказывать про свой новый фильм, прокат которого начнется в ноябре. А также покажет его на своем же «Закрытом показе».

Однако, все равно, с российским кино полный швах, с современной литературой — тоже. Да и если, в общем, о культуре говорить:

— Меня позвали в Пензу, где проходила встреча деятелей театра с Владимиром Путиным, -рассказывает Гордон небольшой анекдот. — И вот, сидит Владимир Владимирович, рядом с ним — Захаров, и Табаков. И настала очередь Марка Анатольевича слово сказать: "О чем мы говорим? О культуре? – спросил он. — Какая культура?! Вот у нас на Тверской висит перетяжка: «Анализ мочи за 15 минут!». Все прыснули. Владимир Владимирович посмотрел на Захарова и уточнил: «А это долго»? Олег Павлович ответил: «А это КОГДА КАК»… Вот вам совещание с премьер-министром о культуре!

Журналисты задавали вопросы наперебой, торопились и иногда даже не давали Гордону ответить на предыдущий. Гордон хохотал и смотрел на нас из-под своих «хамелеонов».

— Лучше всего поддаются на провокации обманутые дольщики и обманутые вкладчики. А также учителя и врачи.

— Сравнение с вирусом Александру даже приятно.

— Ненавидит «Спартак».

— Любит выпить.

— И попеть старые песни.

— Цитирует Окуджаву, и сетует на то, что молодежь его не знает.

— Говорит, что кумиров у него нет. Есть уважаемые люди.

— Уверен, что любой человек всегда хочет быть интересным. Хочет быть услышанным.

— Если бы была возможность — ничего бы не стал менять в своей жизни.

— А в интернете много времени проводите? – спросили мы.

— Поскольку, в отличие от молодежи, интернетом пользуюсь исключительно утилитарно, — как справочником, ну и как средством элементарной коммуникации – почту проверить, — то не долго. В социальных сетях не висну, в «стрелялки» и «пулялки» – не играю.

«А может быть, он опять над нами издевается?» – спросила на выходе из зала меня одна девочка в очках.

Да кто его знает.
Источник: http://mors.sibnet.ru/


Оставить комментарий или два

Связь


Две мыши жуют кинопленку в киноархиве:
- Ну как тебе этот фильм?
- Да так себе... Сценарий был лучше!